Власть и художник

Искусство есть самоцель. Оно рождается в процессе материализации представлений творца при помощи звука (музыка), языка (литература), визуальных образов (изобразительное искусство), и так далее. Таким образом, оно является продуктом волевого акта ведь в создании того или иного произведения первичны личные мотивы художника.

Любые попытки интеграции настоящего искусства и массового сознания, искусства и государства, искусства и той или иной социальной группы претерпевают неудачу. К слову, отчасти именно отсюда произрастет современный снобизм относительно массовой и поп-культуры, предполагающий, что эстетическая ценность произведения искусства обратно пропорциональна его коммерческому успеху, а это совсем не закон!
Наиболее плодотворная творческая деятельность возможна исключительно при условии главенства свободной воли человека и при соответствующих метафизических, а, следовательно, и этических представлениях. Так, к примеру, философия детерминизма и фатализма разрушает эгоистический фундамент искусства.
Получается, что истинный художник, как представитель радикального индивидуализма, всегда стоит в оппозиции к политической власти и существующему строю, даже если ему кажется, что он лоялен государству.
Из этих фактов вытекает конфликт художника и власти, последняя, для которой чужда работа с единичной человеческой личностью, рассматривает творца не как уникальное явление, но как отклонение от некоего среднестатистического значения.

Наиболее разумным шагом для государства в данном случае является приручение подобных индивидов и направление их деятельности в нужное русло. В том случае, если художник своими действиями или словами вызывает чересчур широкий общественный резонанс, власть использует его как козла отпущения, создавая для населения образ врага в его лице.

Пример тому найти несложно, особенно в истории XX века. Вспомнить хотя бы биографию поражающего воображение советско-итальянского инженера Роберто Бартини. Будучи в безусловном авангарде в областях прикладной физики, авиаконструировании и космонавтики, он подвергался остракизму со стороны власти. Значительную часть своих блестящих революционных проектов ученый создал, будучи заключенным. Весьма характерно, что некоторые идеи Бартини были реализованы, однако главным конструктором (или просто автором) тот указан не был.
Говоря о взаимоотношениях художника (конечно же, в широком смысле слова) и власти, не стоит забывать о проведенной Соединенными Штатами Америки после Второй мировой войны операции «Скрепка», суть которой заключалась в вербовке и найме немецких ученых. Среди них фигурировали такие имена как Вернер фон Браун, Курт Леговец и прочие. Это уже показатель того как власть умеет использовать творческий «материал», когда ей это нужно.

Конфронтация между творцом и властью вечна! Эти стороны непримиримы, поскольку имеют принципиально различную природу, различные цели и мотивы. В ее основе лежит конфликт индивидуального и коллективного в человеке, конфликт эгоизма и альтруизма в самом широком смысле этих слов.

Принято считать, что доминантой в этих отношениях является государство, однако, стоит понимать, что причина этого доминирования кроется не обязательно в интеллектуальном, но в количественном превосходстве политической элиты. В свою очередь творцам зачастую недостает общности и согласованности действий.
С другой стороны, такое положение вещей объясняется тем, что цель художника заключается не в политической борьбе, а в волеизъявлении посредством творчества, ведь только для этого он и живет, и ему просто некогда бороться!

Тимур Бутомо
2017